Комплекс полноценности когда у тебя кривые зубы

Истории

Случай из жизни, рассказанный в редакции

Иногда я пытаюсь представить, что стало бы с косметологами и диетологами, если бы люди вдруг перестали комплексовать. Но пока этого не случилось, я, как любая другая женщина, буду покупать баночки и тюбики и мучиться по всякому поводу… .

У меня, кстати, повод был: головка маленькая, а зубки… Зубки, как у козы рожки. Резцы сбились в тесный между собойчик, остальные же расположились так, будто им скомандовали «вольно».

Любопытство не порок, а большое несчастье, а уж если тебе два года от роду…Мне хотелось кушать, но ужин запаздывал. Кашка, не то манная, не то еще какая-то, грелась на плите, и я захотела, очевидно, ее понюхать.
Дальше все было быстро: ручки соскользнули, а мои передние зубки остались на плите рядом с кашкой. Конечно, сама я ничего не помню, об этом мне рассказывала мама. Потом молочные зубы поменялись на «взрослые», но все равно — кривые.

Началось худшее: мамины попытки поправить непоправимое. Я имею в виду не зубы, а мое упрямство. Мне совали в рот вязкую пасту на лопаточке, она застывала в слепок — это было самым приятным. А вот розовая медузообразная пластинка с металлической скобкой совсем не вписывалась в мое представление о прекрасном:скоба очень мешала, не говоря уже об отвратительном привкусе.

Как назло, у наших друзей-ортодонтов была внучка, с которой мы вместе еще «под стол ходили». Она — черненькая, я — беленькая, такие славные кривозубые малышки. На ее девятый день рождения дедушка торжественно снял с нее пластинку, и Беллочка засверкала ровной улыбкой. И потом, она была такая сладенькая и нарядненькая, что на какое-то время мы даже раздружились. Мои же зубы, по видимому, с младенчества уклонялись от строевой службы. В общем, каждую новую пластинку я методично закапывала, мама плакала, я — тоже, но молчала как рыба.

Капитулировала мама. В 16 лет я влюбилась. Моего первого кавалера почему-то мало интересовали зубы, и даже когда он случайно с ними «сталкивался», то находил их «самыми-самыми». Какими?

Кажется, он никогда не говорил. К тому времени я вдруг похорошела и была призвана Снегурочкой на новогодние елки в филармонию. И все было бы прекрасно, если бы накануне мне не выдрали зуб, а на два соседних не надели бы ужасные металлические коронки с крючками. Тогда я впервые закомплексовала и полгода замазывала их белым пластилином. Когда дырка затянулась, коронки сняли, и резцы перестали «толпиться».

Еще пара лет подобных процедур — и я могла бы стать лицом Christian Dior или сниматься в рекламе зубной пасты «Елочка». Но у меня был роман, а коронки мешали целоваться, короче… Мама устала со мной бороться и объявила, что дефект — признак подлинности. Спасибо большое ей за это.

После школы я выбрала театральный институт. Забавно, что при конкурсе в 200 человек на место моя неординарная улыбка никого не смутила. Может быть, потому, что одна будущая однокурсница поступала вообще без передних зубов.

К началу учебы ей велели их вставить, а о моих, наверное, забыли.
Четыре года нас заставляли худеть, не шаркать ногами, не шмыгать носом, не шепелявить, не косолапить, не горбиться и не «ходить под себя». Так наш балетмейстер называл выпячивание того, что не успело усохнуть при 24-часовом учебном дне. Единственный, кто в этой суматохе обратил внимание на мои зубы, — остряк Стасик с нашего курса.

Дело в том, что в театральных вузах совсем не сразу репетируют «Гамлета» и «Трех сестер». Первокурсники начинают с изображения чайников и половых тряпок, и некоторые впоследствии даже зарабатывают этим неплохие деньги. Потом наступают «беспредметные действия»: врезание невидимых замков, шитье на невидимой машинке и прочие «паранормальные явления».

Ко второму семестру мы развились до «животных». Зоопарк стал вторым домом: нас не любили кассиры, боялись посетители и жалели звери.
В одиночку и всем курсом мы часами простаивали у клеток, чесались и скалились, а вечером пытались все это повторить на «мастерстве актера». Естественно, я, как и прочие девочки, видела себя исключительно ланью или пантерой в тренировочных штанах и с большими грустными глазами.
Представляете, 15 пухлых девиц по очереди валяются на пыльном полу, периодически потягиваясь и выгибаясь. Так вот, после очередного трехчасового шоу Стас предложил мне показать крысу. Толстую, наглую серую крысу с кривыми зубами.

Обидный и очень полезный совет, и, не считая полудохлой улитки, мой первый актерский прорыв. После «крысы» в меня поверили и дали роль Луизы в «Коварстве и любви» Шиллера.

Дипломный спектакль, театр. По-моему, ни режиссер, ни худрук, ни весь мужской состав труппы ничего, кроме моего бюста, не заметили. Последний «комплексный приступ» со мной случился перед свадьбой, когда я попросила в качестве свадебного подарка вставную голливудскую челюсть. Но это было, конечно, шуткой.

Изображение Dean Moriarty с сайта Pixabay 

До сих пор легко определить, какое именно яблоко надкусила я, и каждый второй мой поклонники оказывается дантистом, Но у меня нет никаких комплексов!

Подписывайтесь на наши новости в Google News
Оцените статью