Представители Наталии Потаниной объяснили ее долги «происками» экс-супруга

По мнению «Комсомольской правды», в стремлении получить после развода половину состояния бывшего супруга, владельца холдинга «Интеррос» Владимира Потанина, Наталия Потанина теряет остатки выдержки и здравого смысла. В интервью телеканалу «Дождь» представитель Потаниной Ирина Силина сообщила, что судебные приставы по поручению бизнесмена якобы «облегчили» алиментный счет Потаниной на 77 миллионов рублей в счет упущенной выгоды: мол, экс-супруга занимала его квартиру в Скатертном переулке вопреки планам Потанина сдавать эту жилплощадь. Это вызвало серьезное недоумение у наблюдателей.

Силиной должно быть прекрасно известно: ФЗ «Об исполнительном производстве» запрещает судебным приставам снимать алиментные средства. А как представительнице интересов Потаниной ей так же хорошо должно быть известно: 77 миллионов рублей – сумма долга ее доверительницы бизнесмену Павлу Муравьеву. Муравьев не раз рассказывал СМИ, что Потанина несколько лет проживала в арендованном у его компании «Эко Инвест» особняке площадью 2500 квадратных метров, не затрудняясь внесением платы за аренду и за услуги ЖКХ. Этот долг представители Потаниной признавать отказывались на основании конспирологической теории о том, что за Муравьевым стоит якобы все тот же Владимир Потанин.

Обиду Муравьева понять можно: при назначенных Потаниной экс-супругом содержании и выплаченном «отступном» женщина может с легкостью возместить ему ущерб – только за спорную квартиру в Скатертном переулке в Москве Потанина получила 385 миллионов рублей. Это не считая ежемесячных алиментов на младшего сына Владимира Потанина в размере 15 миллионов рублей, а также роскошной квартиры в Лондоне за 2,5 миллиона фунтов стерлингов и дома в США за 6 миллионов долларов. Но, похоже, что получаемые от бывшего мужа деньги Потанина предпочитает тратить на судебные тяжбы с ним же. А адвокаты женщины предпочитают тянуть с нее солидные гонорары, вместо того, чтобы объяснить: деловые активы не подлежат разделу после развода, поскольку являются корпоративной, а не семейной собственностью.

Оцените статью